olga_z_v (olga_z_v) wrote,
olga_z_v
olga_z_v

Category:

Адам МАКЛЕЙН СИМВОЛИКА ПТИЦ В АЛХИМИИ

В алхимических текстах нам встречается озадачивающее, на первый взгляд, многообразие животных символов — красных львов, белых орлов, оленей, единорогов, крылатых драконов и змей. Хотя, на первый взгляд, вся эта сложная масса символов представляется отчасти вымученной и перепутанной, между такими символами (которые алхимики древности определенным образом использовали для отображения эзотерической подоплеки) существует внутренняя связь. В данной статье мне бы хотелось рассмотреть весьма тесно взаимосвязанную группу именно таких животных символов, а конкретно алхимических птиц: Черного Ворона, Белого Лебедя, Павлина, Пеликана и Феникса, являющихся описательными для определенных стадий алхимического процесса. Конечно, было бы неверным предполагать, что у этих символов существуют жесткие фиксированные смыслы. Алхимики всегда смешивали используемые образы, т.ч. стоит обращаться ко всему контексту, к той основе, на которой они располагаются; однако, если птицы возникают в указанной последовательности, можно быть почти уверенным, что вполне применимо нижеследующее объяснение.

Но сначала рассмотрим символы в целом. Что алхимики хотели символизировать посредством птиц? Основное качество птиц в том, что они, обитая в стихии воздуха, являются посредниками между земной реальностью и небесным миром. Алхимик, наблюдая за полетом птиц, узнавал в них картину человеческой души, проходящей духовное развитие. Душу, устремляющуюся вверх, летящую независимо от ограничений привязанного к земле тела в поисках небесного света, нуждающуюся, однако, в возвращении в земное сознание по завершении медитации, алхимик символизировал птицей. Таким образом, алхимические символы птиц отражают внутренний опыт алхимии души — парение души, свободной от физических чувств и ограничений тела, привязанного к земле. Душа в созерцательных практиках алхимии души соприкасается с духовным миром и снова возвращается оттуда, привнося нечто во внешнюю жизнь. Птицы, как символы посредничества между физическим и духовным мирами, отражают определенные архетипические процессы, с которыми душа сталкивается в своем развитии в рамках алхимического процесса.

Все эти символы использовались двояко. Во-первых — в качестве описания в тексте одного из аспектов процесса. Так, алхимик мог обозначить некий процесс, как стадию Пеликана, и описать ее определенные грани, используя, возможно, иные символы. Во-вторых, данные символы птиц могли быть использованы в качестве предмета для созерцания и, посредством внутреннего выстраивания такого символа, становилась возможной душевная связь с сущностным опытом определенной стадии процесса алхимии души.

Остановимся на этом более детально. Мне бы хотелось рассмотреть символы в следующей, встречающейся в различных источниках, последовательности: Черный Ворон — Белый Лебедь — Павлин — Пеликан — Феникс — т.к. такая цепочка соответствует развитию внутреннего опыта, вмещающего прогрессивно углубляющееся взаимодействие с внутренним духовным измерением нашего существа.

Черный Ворон в духовной алхимии является началом Великого Делания. Он указывает на начальные стадии встречи алхимика со своим внутренним космосом, посредством удаления от внешнего мира чувств при помощи медитации и вхождения в то, что первоначально является черным внутренним миром души. Поэтому такая стадия в алхимических текстах описывается также как почернение, опыт Nigredo, и часто изображается как процесс смерти — в форме caput mortuum, головы смерти, или, как видно из некоторых алхимических изображений, в виде алхимика, умирающего внутри колбы. Таким образом, в символе Черного Ворона мы встречаемся с сознательным выходом из мира физических чувств — ограничений, привязывающих нас к физическому телу.

Следующая стадия часто представлена символом Белого Лебедя. Теперь алхимик начинает проживать опыт внутреннего мира, как наполненность светом — опыт первоначальной внутренней яркости, которую зачастую ошибочно принимают за истинное озарение. Это всего лишь первое сознательное соприкосновение с тонким миром, и по сравнению с опытом физических чувств — опыт настолько всепоглощающий, что изображается в виде яркого белого света. Такое состояние известно алхимической традиции; в ней эта стадия символизируется Белым Лебедем. Лебедь — птица, которую редко можно увидеть летящей, но чаще — плывущей по озеру или реке, изящно скользящей по водной глади, а говоря в духовных терминах — по поверхности души, тонкой оболочке между собственно душой и физическим миром.

На стадии Павлина алхимик приступает к внутреннему опыту астрального мира, который первоначально представлен как постоянно меняющиеся цветные узоры. Такой опыт в алхимии часто символизируется соответствующим изображением хвоста павлина с его роскошной переливчатостью цветов. В терминах последовательности из пяти стадий, кульминация достигается именно на стадии Павлина. К этому моменту алхимик обретает знание о неизвестных ему доселе сторонах своего бытия — тонких силах и астральном теле. В сущности, эти опыты произошли именно с ним, хотя он должен был открыться такому опыту, приступая к изначальной стадии Черного Ворона, тем не менее, чтобы идти в изначальную стадию Черного Ворона, тем не менее, чтобы продвинуться дальше он должен начать работать над своим внутренним существом.

Столь активная работа с силами души прекрасно символизируется Пеликаном. Пеликан представлен пронзающим свою грудь клювом и кормящим птенцов собственной кровью. Алхимик должен войти в некотором роде жертвенные отношения со своей внутренней сущностью. Собственными душевными силами он должен вскармливать развивающийся внутри него духовный эмбрион. Любой, кто идет по пути подлинного духовного развития, прекрасно осведомлен о таком опыте. Образ самого себя должен быть изменен, трансформирован, принесен в жертву развитию духовного "Я". Это практически неизменный глубоко болезненный опыт, проверяющий внутренние ресурсы человека. Из этого, в конечном счете, появляется духовное "Я", преображенное опытом Пеликана. Пеликан в духовном смысле являлся полноценным образом пути Христа и использовался в качестве такового первыми алхимиками.

Феникс завершает процесс развития души. Птица Феникс строит себе гнездо (которое в то же время является погребальным костром) а затем, поджигая его, сжигает и себя. Но из пепла Феникс восстает преображенным. Здесь мы сталкиваемся с алхимическим опытом одухотворения — Алхимик трансформировал свою сущность в такой степени, что уже не зависит от физического тела, как основы своего существа. Теперь он находится перед несомненностью духовного — в этом смысле, он обрел Философский Камень, Духовный стержень своего существа.

Таким образом, мы можем вкратце обрисовать процесс алхимии души, единения (интеграции), очищения (пурификации) и трансмутации души, как это представлено в данном ряду символов-птиц.

уход от зависимости от физических чувств       ЧЕРНЫЙ ВОРОН    ФЕНИКС    освобождение духа от физических пут
 
опыт тонкого тела        БЕЛЫЙ ЛЕБЕДЬ    ПЕЛИКАН    сознательное использование сил тонкого тела
                                 ПАВЛИН
опыт астрального тела
 
погружение внутрь
единение (интеграция)
                точка трансформации
        

  очищение (пурификация)

внешнее выражение
трансмутация

 

Хвост Павлина является центральным опытом всего процесса, точкой трансформации, возникающей из подлинного сознания астрального тела. Отметим также, что последующие стадии зеркалируют друг друга. Так Черный Ворон и Феникс связаны друг с другом как начало и конец всего процесса, но в более глубоком смысле — оба они связаны с процессом смерти. Умирание для чувств на стадии Черного Ворона в конечном итоге трансформируется в триумф над процессом физической смерти, это изображается Фениксом. Имеется и последующее зеркалирование между стадиями Белого Лебедя и Пеликана. Белый Лебедь это опыт тонких сил в рамках отдельного существа, впоследствии это превращается в сознательное улучшение и внешнее проявление таких жизненных сил.

Стадия Хвоста Павлина — сознательный опыт астрального тела — стоит обособленно в такой картине процесса, хотя в работах некоторых алхимиков ее иногда делят на два аспекта — начальную фазу крылатого дракона, которая разрешается фазой Хвоста Павлина. Во время первой встречи с астральным телом могут доминировать негативные искаженные аспекты человеческого существа, и это может быть изображено в виде крылатого дракона, но посредством очищения души, в конце концов полная красота и великолепие астрального тела раскрываются в стадии Хвоста Павлина.

В ранних алхимических текстах (и в частности в "Rosarium philosophorum") такая картина алхимии души дается в параллели с описанием мучительности физического процесса. Таким образом, духовное развитие алхимика шло рука об руку с действительной физической операцией, и такая операция (чьи детали не были полностью утеряны) включала в себя изменения формы и цвета внутри запечатанной колбы, изоморфно по отношению к внутренним изменениям духовной алхимии, представленным символами птиц. Таким образом, мы сталкивались с процессом, который включал в себя почернение, отбеливание, быструю смену цветов, стадию круговой дистилляции и финальную возгонку (сублимацию). Задача современной алхимии состоит, в частности, в повторном открытии этого физического процесса и исследовании его дальнейших вариаций.

Tags: алхимичекое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments