March 2nd, 2010

Р. Бычков НОВЕЙШИЙ ЛЕВИАФАНИЗМ («государственники» и государевы люди)

Три “силы” ведут борьбу на подмостках Русской Истории конца ХХ – начала XXI в. по Р.Х. — условно говоря, “власть”, условно говоря, “оппозиция” и Русские Националисты. Причём последняя “сила” скорее характеризуется своим “безсилием”, вынуждаясь выступать в роли “статистов” при одной из двух первых “сил”, каковые, в свою очередь, не прочь использовать псевдо-национальную риторику в своих собственных интересах, будучи сущностно враждебны национальной идее как таковой. “Власть” и “оппозиция” в плане составляющего их человеческого материала — порождения советской номенклатуры, а в плане идеологии — государственники-интернационалисты (уверяют ли они, что “Россия обязательно возродится”; или скандируют: ”наш дом — Россия” или “Держава.Родина.Народ”,— в их “россиях” для Русских места не предусмотрено). В среде Националистов достаточно уже было сказано о несовместимости ныне позиций “государственнической” и “националистической”. Справедливо, что невозможно сочетать лояльность к Нации с лояльностью к государству, подвергающему эту Нацию форменному геноциду... Но националистическая критика современного “государственничества” сталкивается с поразительным фактом Русского “народного” сознания — “народ” в значительной своей части, несмотря ни на что, “доверяет” Государству (которое его “губит”) и не “доверяет” Националистам (которые исполнены желания его “спасти”). И вот, не повторяя уже сформулированных другими “националистических” аргументов, мы видим свою задачу в том, чтобы вопрос “о государстве” поставить в несколько более обширный “контекст”.
Русский человек имел тысячелетний навык считать Государство своим. Можно попытаться выразить вкоренившееся отношение Русского человека к своему Государству в терминах, так сказать, “поэтических”... Своё Государство на протяжении многих веков Русский ощущал не как “тёмные силы”, что “нас злобно гнетут” (оставим это чувство абрамам коцам да бауманам),— Русский человек испокон веку чувствовал в лоне Государства “полный гордого доверия покой” (как выразил это Русское чувство М.Ю. Лермонтов). Поразительно то, что до сих пор эта привычка в огромном количестве Русских людей не выветрилась, несмотря на то, что Советское и пост-советское государство прилагали все усилия, дабы разубедить их в этом.
“Мы наш, мы новый мiр построим”,— горланили те, кто в Старом, Христианском Мiре был “никем”. Надо признать, что их цель достигнута — Новый Мiр, их мiр, на развалинах нашего — построен. Но в этот Новый Мiр контрабандою протащены некоторые слова и понятия Мiра Старого, но понятия, отрешённые от того смысла, что они имели прежде, и скрывающие под привычной словесной оболочкой радикально иную сущность. К числу таковых понятий относится и понятие “государство”...
Что есть государство “старое” и что есть государство “новое”? Прежде чем попытаться прояснить сей вопрос, полезно составить себе представление о том, что есть Старый Мiр (или, иначе, Мiр Традиции). Приведём “классическое” определение, принадлежащее Рене Генону:
“Традиционной цивилизацией мы называем цивилизацию, основанную на принципах в прямом смысле этого слова, то есть такую, в которой духовный порядок господствует над всеми остальными, где всё прямо или косвенно от него зависит, где как наука, так и общественные институты являются лишь преходящим, второстепенным, не имеющим самостоятельного значения приложением чисто духовных идей”.
Нынешние государственники “влюблены” в Государство. Но любовь, чтобы быть живой и действенной, должна быть любовью к Лицу. Таковым же Лицом может быть только Государь, от которого, собственно говоря, государство и получает имя. Государь есть Лицо, преимущественно ответственное за подчинение всех общественных установлений духовному порядку. Так что, когда некогда Король-Солнце произнёс фразу: “Государство — это Я”,— он был не так уж и неправ. Не подлежит сомнению, что во времена Людовика ХIV традиционная цивилизация в Европе клонилась к своему упадку, однако же остатки прежних здравых понятий ещё не совсем выветрились из европейских умов, о чём красноречиво свидетельствуют слова самого Короля, определившего принципы устроения Христианского Государства и свой Монарший долг в следующих словах:
“Да помышляет всякий член государства и общества о своём высоком значении, всё равно — великую, или малую, по видимому, должность занимает он среди общества! Точное, ревностное исполнение обязанностей своего звания и служения,— неуклонное до пожертвования своим благосостоянием и жизнию соблюдение правительственных законов, которые в Христианском Государстве суть внешнее выражение внутренних законов совести (выделено нами — Р.Б.) — почтительные, наконец, и любвеобильные отношения ко всем другим членам общества, — всё это послужит ему к приобретению вместе с уважением от людей и небесной славы! Слава и честь государства есть слава и честь Государя. Он трудится для себя, трудясь для подданных.”
После столь пространного описания Старого, Традиционного Государства не составляет труда (методом “от противного”) охарактеризовать государство “современное” и анти-традиционное. Это государство “безпринципное” и “бездуховное”, “безсовестное” и “беззаконное”, государство “безгосударное” — а стало быть, по большому счёту, и имени-то “государства” не заслуживающее; тем паче — каких-либо “нежных чувств” к себе. “Отпадение от истинно Сущего — есть порча и разрушение существующего” (Св. Григорий Нисский). Не удержимся ещё от одной “поэтической” характеристики, принадлежащей перу М.А.Волошина, весьма точно живописующей “физиогномию” современного псевдо-государства:
“Для меня картина войны(*) /sub specie aeternitatis/ представляется теперь так: выросли огромные промышленные организмы — государства промышленные. К ним отдельный человек относится как клеточка. Как организмы они только начинают жизнь и интеллектуально в миллион раз ниже его. Переживают они период развития пищеварительный (ставят же зоологи пищеварение как начало понимания и мышления). И вот сознательный, морально-творящий человек осуждён исполнять в этих процессах роль желудочного сока. Быть желудочным соком какой-то uber-протоплазмы. Это ужасно. Нужно прекратить этот чудовищный процесс — это образование государственно-промышленных осьминогов высшего порядка, а не отстаивать одного над другими. Вначале думали, что борются расы, народы. А теперь со всех сторон осьминоги.”
Нынешние “государственники” (т.наз.. “власть” и т.наз. “оппозиция”) влюблены в своё “государство”, влюблены в своего осьминога. Это производит впечатление какого-то извращения, какой-то “политической зоофилии”. Unter-государственники согласны быть желудочным соком uber-осьминога; не только согласны, но и находят в этом особого рода удовлетворение, особый “экстаз”.
Теперь вопрос — каково же место православного христианина во всех этих “пищеварительных” и “околопищеварительных” процессах? Ответ напрашивается сам собой — никакого. Нам нет места здесь, наше место — в Старом Мiре, где духовный порядок господствует над всеми прочими, где государственные законы суть внешнее выражение законов совести. Наше место — в Государстве, привязанном “высшим томлением к высотам Неба” (по выражению Новалиса), где Связующим и Удерживающим сию благодатную связь является Православный Царь-Государь; Русский Царь, который (говоря словами Св. Григория Богослова) “стоя между Богом и человеками, за человеков подвизался, и к Богу приводил и присоединял народ избранный”. России не нужны адепты левиафанического идолопоклонства – “государственники” (ибо на сегодняшний день нет у Русских государства), России нужны государевы люди, царские опричники, которые озаботятся прекращением процесса образования финансово-промышленных “осьминогов высшего порядка”. Лишь перешагнув через труп чудовищного осьминога-”эрэфии” можно вновь попасть в “дивную сказку былой нашей Русской жизни”(по выраж. Михаила Спасовского), можно обрести “Россию, которую мы потеряли”,— Старую, но вместе с тем Вечную. Государство Правды — Правды Божией. Святую Русь.

—————————————————
(*)— написано в 1915 году — Р.Б.

Братство Иосифа Волоцкого