April 13th, 2010

Живописный портрет победителей...

«Маленькая дочь на матраце
Мертва. Как много их перебывало на нем
Взвод, а может и рота?»
А. Солженицын.

Советский и постсоветский человек привык думать о стране в которой родился и живет как о сильной империи, которую боялся весь мир, которая прославилась великими подвигами и великими победами. Страна героев, страна рабочих, страна дураков…
Система образования не менялась около 70 лет и даже с «крушением империи» не все страны стали ломать сложившиеся уже на генном уровне советско-пролетарское мировоззрение своих граждан. Менялись личности, но герои оставались прежние. Возможно, только через несколько поколений советский народ начнет изучать историю, а не пропагандистские рассказы, в которых убийцы становятся героями, белые пятна заполняются мечтами, а сам процесс увлекателен и красив как приключенческий фильм.
Фальсификация фактов не просто имеет место в историческом процессе, но и является одним из свойств самой истории. Иногда сила пропаганды настолько велика, что сами участники событий начинают в нее верить.
Не мало написано книг и снято фильмов о поведении «немецко-фашистских захватчиков» на территории СССР и других пострадавших стран, но о событиях происходивших на территории Германии во время продвижения в страну советских освободителей, равно как о событиях происходивших на территории якобы концентрационных лагерей, знают лишь некоторые историки, а освещение этого в прессе, а уж тем более съемка фильмов на эту тему запрещены законом. А последние на фоне пафосной пропагандистской лжи никогда не скажут правду.
Человек не привык думать самостоятельно, а только как велят. Воспринимать ту или иную информацию только с подачи вождя, так же как и сейчас никто дальше от того, чему научили в школе не уходит и будучи убежденным в том, что СМИ это 4ая власть слепо верят всему, о чем пишут в городских газетах и говорят по ТВ. Даже такая вещь как насилие воспринимается в полной мере лишь, когда коснется самого иными словами пока жареный петух в ж*пу не клюнет или при просмотре зрелищного голливудского фильма, а когда речь заходит об истории, то происходит полная растерянность в цифрах, а если еще затрагивается тема Второй Мировой войны, то в силу тут же вступают «аргументы» как «немцы захватчики» и сказочные истории про абажуры из кожи евреев, мыло из человеческого жира, газовые камеры, летающие тарелки и ультра-современные топки будущего, которые могут кремировать человека за каких-то 10 минут, в общем все, чем кормят обывателя в течении многих десятков лет. Всех нас пронизывает ужас при просмотре криминальных хроник, но почему убийства и изнасилования целого народа воспринимается как должное?

Известный военный историк Энтони Бивор автор бестселлера «Сталинград», которая была высоко оценена и заслужила престижную премию Самуэля Джонсона, премию Вульфсона по истории и премию Хауторндена. Он подробно описывает происходящие зверства творимые красными освободителями на территории побежденной Германии в своей статье в газете Guardian под заголовком «Они изнасиловали всех немок в возрасте от 8 до 80 лет» (в заговлок вынесена приводимая Бивором фраза советского военного корреспондента Натальи Гессе), а так же в книге «Падение Берлина» которая была признана бестселлером № 1 в семи странах, не считая Великобритании, и вошла в первую пятерку еще в 9 странах.
Выдержки из книги Э. Бивора «Падение Берлина»:

14 февраля 1945 года колонна советских военных машин, двигавшаяся по Восточной Пруссии по шоссе от Растенбурга на Ангебург, неожиданно свернула на небольшую дорогу, ведущую в густой дубовый лес.

О том, насколько мало войска НКВД делали по части предотвращения различного рода насилий, косвенно говорится в докладе Серова Берии. 8 марта Серов, представитель НКВД на 1-м Белорусском фронте, донес своему начальнику, что среди немцев продолжает расти число самоубийств. 12 марта, спустя два месяца после начала наступления войск Черняховского, ответственный за очистку тылового района на севере Восточной Пруссии информировал Берию о том, что количество случаев самоубийства, особенно среди женщин, приобретает все более угрожающие размеры{255}. Те самоубийцы, у которых не было пистолета или яда, как правило, вешались на чердаках домов, закрепив веревку на верхней балке. В нескольких случаях матери, не нашедшие в себе силы повесить своих детей, перерезали им вены, а затем то же самое делали себе.

Командиры полков НКВД не наказывали подчиненных за сами факты совершенного ими изнасилования. Наказания следовали лишь тогда, когда солдаты заражались от немецких женщин каким-либо венерическим заболеванием. Это заболевание женщины, как правило, подхватывали в результате [134] предыдущего изнасилования. Само изнасилование считалось не больше чем «аморальным поведением»{256}. Интересно, что российские историки по сей день дают уклончивые объяснения такому «поведению». Некоторые из них говорят лишь о «негативном феномене», присутствовавшем в армии освободителей{257}, который подрывал престиж Советского Союза и его вооруженных сил и негативно влиял на будущие взаимоотношения с теми странами, через которые проходили части Красной Армии.

Упоминание о взаимоотношениях с другими странами косвенно доказывает тот факт, что многочисленные случаи изнасилования происходили и на территории Польши. Но наиболее шокирующими, с российской точки зрения, выглядят факты насилия советских солдат и офицеров, совершенные против украинских, русских и белорусских женщин и девушек, освобожденных из немецких рабочих лагерей{258}. Многим девушкам было всего по шестнадцать, а то и по четырнадцать лет, когда их угоняли на принудительные работы в Германию. Подобного рода случаи делают совершенно несостоятельной любую попытку оправдать поведение советских солдат с помощью слов о том, что они, мол, мстили за преступления нацистов в Советском Союзе. Информацию об этом можно встретить не только в неопубликованном дневнике Василия Гроссмана. Существуют детальные доклады, в которых подробно описываются все обстоятельства дела.

Однако в ночь на 24 февраля, как вытекает из доклада Цыганкова{259}, в деревню Грутенберг, что неподалеку от Ельса, явились тридцать пять советских солдат, возглавляемые [135] своим батальонным командиром. Они вошли в спальню, где находились советские девушки, и изнасиловали их. Три дня спустя неизвестный старший лейтенант подъехал на лошади к тому месту, где советские девушки собирали зерно. Он слез с лошади и заговорил с одной из них, оказавшейся из Днепропетровской области, Анной Гриценко. Он спросил: «Откуда ты?» Та ответила. После этого лейтенант приказал ей подойти поближе. Она отказалась. Тогда он снял с плеча оружие и выстрелил в нее. Однако девушка осталась жива. Подобных инцидентов было довольно много.

Collapse )