April 16th, 2010

Самарская Голгофа

Есть такое место в Самаре - парк имени Юрия Гагарина. Раньше это была окраина города, теперь географический центр. Среди шума и пыли мегаполиса - 32 гектара оазиса тишины. Высокие дубы и липы с густой кроной, прыгающие с ветки на ветку белки, нежно-зеленая весенняя трава. Сладкий душистый запах цветущего каштана. Озеро с живыми лебедями. Многочисленные аттракционы. Парк был открыт в конце 70-х годов. И стал самым массовым по посещаемости в самом большом районе города - Промышленном.
Но мало кто из горожан знает, что в этом красивом парке, залитом солнечным светом, - девять безымянных братских могил, в которых лежат жертвы политических репрессий 30-х - 40-х годов. Их точного местонахождения сейчас, видимо, не знает никто. Кроме одной, у которой в дальнем левом (со стороны Московского шоссе) углу парка установлен памятный знак из красного мрамора. На нем надпись: «Памятник установлен на месте захоронения жертв репрессий периода 30-40 годов. Поклонимся памяти невинно погибших». У подножия памятника - кем-то положенные уже увядшие тюльпаны и красные гвоздики, сам он покрыт пылью. За памятником, словно страж, стоит черемуха, она сейчас отцветает, а позже она покроется вяжущими черными ягодами. Внезапно душу окутало чувство благодати, святости места. Сами собой кладутся поклоны, поется Пасхальный тропарь, губы произносят вполголоса: «Погибшие мученики, молите Бога о нас!"
Collapse )

Расстрелы в Иркутске

 

Архивы молчали

- Евгений Матвеевич, почему сразу не было найдено захоронение репрессированных, наверняка же такая информация имелась, к примеру, в КГБ, ведь все расстрелы документировались?

- Обнаружение таких мест - либо кропотливая работа с архивами, где сохранились данные, либо точное указание людей, которые непосредственно это всё видели. В нашем случае в архивах информации не было. Ещё зимой 1942 года, когда под Сталинградом ситуация сложилась неопределённо (судьба СССР висела на волоске) по всей стране прошла скрытая акция - частично были уничтожены архивы НКВД. Тогда в Иркутске, в частности, во дворе красного корпуса тюрьмы в Рабочем были сожжены документы хозвзвода и комендантской роты НКВД. А в них-то как раз и содержались сведения о том, сколько, когда и по какой причине было расстреляно людей, а также где их захоронили. Это был первый этап архивной «зачистки».

- Был и второй?

- Да, в 1956 году Никита Сергеевич Хрущёв, лично причастный к репрессиям, традицию «заметания следов» продолжил. Были уничтожены части архивов, касающиеся агентурной работы, и так называемые первичные дела, на основании которых производился арест человека. А как известно, чаще всего арестовывали по доносу. Я вот знаю, что моего деда, который там же в Пивоварихе лежит, арестовали в 1937 году. Его оклеветал сослуживец, который решил побыстрее продвинуться по карьерной лестнице…

Хрущёв, видимо, осознавал, какие будут последствия, если вдруг вскроется, кто на кого стучал, поэтому-то приказал в архивах уничтожить все эти доносы.

- Но в 80-е годы в перестройку у многих возникло большое желание разыскать место последнего успокоения репрессированных родственников…

- Да, у нас в Иркутске действовала общественная организация «Мемориал», она пыталась что-то делать, собирать сведения. Но само место было найдено благодаря работе оперативной группы, состоявшей из сотрудников КГБ. Это произошло в начале осени 1989 года. Помнится, была пятница или даже скорее суббота, поскольку розыск захоронений вёлся в свободное от работы время.

Collapse )