November 1st, 2010

Homo Soveticus Тимофеев Николай Васильевич

В процессе построения развитого социализма безмерно возросла роль КПСС - руководящей и направляющей, организующей и мобилизующей силы тоталитарного общества, нагло присвоившей себе право решать за людей, что им "нужно" и что им не надо, чего они "настойчиво требуют", чему и кому они "беззаветно преданы", что им "чуждо", что "непонятно" и что они "единодушно осуждают". Что им позволить хотеть, а что нет. Какими им следует быть, а какими не следует. Написаны многие тома относительно того, каким должен быть этот идеально новый человек и как его надлежало изготовлять. В результате каждый отдельный человек утратил способность самостоятельно давать отчёт своим действиям и руководить ими.
Важным признаком развитого социализма, показателем растущей однородности общества, торжеством ленинской национальной политики партии явилось образование новой исторической общности людей - единого советского народа. Лозунг "нового человека" стал составной частью официальной доктрины, лозунгом нескончаемой компании всеобщего принудительного перевоспитания, перековки и переделки человеческой личности. Этот классический идеал утопизма стал государственной идеологией, он просто и цинично использовался для
оправдания постоянно возникавшей задачи сугубо практического порядка: подавления "старого", обычного человека в человеке. Превратить человека в "винтик" стремились для удержания и расширения власти. Суверенность личности была опасной и недопустимой, поскольку подрывала саму основу тотальной власти - её тотальность. Под флагом сменявших друг друга кампаний борьбы против отклонений, увлечений, бытовизма, индивидуализма, групповщины, мелкобуржуазности и т.д. и т.п. в конечном счёте осуществлялось постоянное централизованное и групповое насилие над мыслью, чувством и желаниями человека. Теоретические выкладки относительно общественной природы человека служили всего лишь оправданием концепции государственной принадлежности человека - универсального государственного рабовладения и столь же универсального рабского подчинения. Результат этого мучительного процесса - массовый, маргинальный, отчаявшийся и вкусивший крови человек без собственных моральных и культурных берегов, с доминирующими чисто утилитарными, и притом беспредельно утилитарными притязаниями. Главные его черты это слабость, неразвитость, подавленность индивидуального начала в человеке и общественном сознании. Индивид беспомощен, масса могущественна. Большинство всегда право. Общественные интересы выше личных. Нельзя перечить коллективу. Человек принадлежит обществу... Этот лозунговый набор столь привычен, что о нём не принято задумываться - надо принять как неизбежность. Сработал достаточно традиционный механизм, глубоко въевшаяся привычка выдавать отсталость и неразвитость за достоинство и доблесть. Старые, новые и новейшие теоретики имперского пути неизменно согласны в утверждении, что неиндивидуализированность, принудительная "коллективизация" духа, "соборность" - не просто исторический факт, но историческое благо. Отсутствие личностного начала и общественного договора составляет неотъемлемую особенность и преимущество российского сознания над европейским. Самым страшным из смертных грехов советского человека неизменно считался "индивидуализм", иначе говоря, любая попытка сознавать себя свободным и ответственным человеком, видеть такого же ответственного человека в другом, строить отношения с ним на основе взаимности и договора. От рождения до кончины ему напоминали, что он - ничтожная частица некоего целого - коллектива, общества, класса, государства, движения, некоего грандиозного и всеохватывающего "МЫ".
Это особая порода людей - Homo soveticus - совков, отученных в отличие от Homo sapiens мыслить самостоятельно. Существа, свободные от забот и труда, от страданий и слёз, а прежде всего и главным образом - от бремени нравственного выбора.
В рассуждениях они стремятся выражаться туманно и неопределённо, не могут схватывать обсуждаемые предметы в их чёткой определённости, шатаются туда и сюда, приходится употребить немало труда чтобы договориться с таким человеком - о чём же идёт речь, и заставить его держаться именно этого определённого пункта. Их действия никак не соотносятся ими с их собственным выбором или решениями -всё "просто происходит", "стечение обстоятельств...", "время было такое...", "система виновата..."

весь текст здесь

Обезьянолюди или культивация “советской расы”

У входа в институт животноводства «Аскания-Нова» висит мемориальная доска. На ней написано, что в этом институте до 1917 года работал известный ученый, профессор Илья Иванов. В справочной литературе библиотеки этого учреждения подчеркивается: этому физиологу принадлежит мировой приоритет по ряду вопросов искусственного оплодотворения животных. О том же, что в советский период жизни Илья Иванов занимался скрещиванием человека и обезьяны, нынешним специалистам или вовсе ничего не ведомо или известно понаслышке. А ведь проект улучшения человеческой природы был знаковым для периода становления Советского Союза. В 1926 году «корифей всех наук» Сталин изрёк: «Нужно оседлать природу!». Его соратник Георгий Пятаков поддержал вождя: «Беспредельным расширением возможного, превращением того, что считается невозможным, в возможное — этим характеризуется большевистская коммунистическая партия. В этом есть настоящий дух большевизма». Кампании по переустройству человека шли одна за другой. Так что Михаил Булгаков писал роман «Собачье сердце» почти с натуры. Да и для написания «Головы профессора Доуэля» у фантаста Александра Беляева были конкретные основания.

image

Профессор с мировым именем Илья Иванов заведовал опытно-исследовательской станцией в заповеднике «Аскания-Нова». В те времена там можно было увидеть много необычного: на одной поляне паслись оленебыки и сернобыки, зеброиды, какие-то удивительные бизоны. Эти полусказочные живые существа — творения Ильи Иванова: в живой природе по ряду причин такие межвидовые скрещивания невозможны. Представляете себе плод «брака» крысы и мыши? Профессор же Иванов вывел такой гибрид.

Работы Ильи Ивановича в области физиологии и биологии искусственного оплодотворения высших животных для своего времени были сенсационными. «Путём искусственного осеменения можно вызвать зачатие от отца, который к моменту осеменения не только уже умер, но и вообще не существует в природе», — писал Иванов. Ну, совсем как при клонировании!


Collapse )