olga_z_v (olga_z_v) wrote,
olga_z_v
olga_z_v

Categories:

Лишенцы или как большевики формировали из народа послушно, голосующее стадо…

выдержки из работы школьницы 10 класса

Репрессии, направленные против всего народа, осуществлялись на всех этапах коммунистического режима: становления (1917 – 1928), господства (1929 – 1953), стагнации и крушения (1954 – 1991).

Одной из таких репрессивных мер являлось лишение значительной части населения избирательных прав. К лишенцам относились монахи и духовные служители религиозных культов всех вероисповеданий и толков; лица, занимавшиеся торговлей в период НЭПа; крестьяне из числа раскулаченных; служащие и агенты бывшей полиции, а также особого корпуса жандармов и охранного отделения; все лица, прямо или косвенно руководившие деятельностью полиции, жандармерии и карательных органов, а также участвовавшие в контрреволюционной деятельности против советской власти; осужденные, в т.ч. репрессированные по политическим мотивам.

<…>

Одним из инструментов достижения лояльности к власти со стороны граждан страны является угроза лишения гражданских, в частности, избирательных прав людей, потенциально представляющих опасность сложившемуся режиму. Допуск к избирательным урнам людей, абсолютно послушных, обеспечивал формирование таких же послушных органов представительной власти. В нашей стране лиц, лишенных избирательных и других гражданских прав на основании принадлежности к «эксплуататорскому классу» в 1918 – 1936 годах называли «лишенцами». <…>

Лишение избирательных прав кормильца автоматически причисляло к лишенцам всех материально-зависимых от него членов семьи. Отнесение лиц, использующих наемный труд, а также живущих на нетрудовые доходы, к числу лишенцев, должно было осуществляться на основе сведений финансовых органов о величине уплаченного налога, а также данных страховых касс о сумме страховых взносов.

В результате лишения избирательных прав человек и его семья фактически исключались из общества и не имели тех минимальных прав и благ, которое оно ему предоставляло.

Лишенец не мог избирать и быть избранным в руководящие государственные и партийные органы, общественные организации. Лица, лишенные избирательных прав не имели возможность занять любую должность, а также учиться в средних специальных или высших учебных заведениях. 

В различного рода справках, хранящихся в личных делах лишенных избирательных прав, постоянно присутствует запись «уволен как лишенец».

Система привилегий, существовавшая в Советском государстве с первых месяцев его основания, не только обошла лишенцев, но наоборот, усугубила их положение. Труд лишенцев расценивался по самым низким расценкам. Они не получали никаких пособий, обеспечивающих «прожиточный минимум» (прежде всего пенсию и пособие по безработице), компенсаций за жилье и питание, вознаграждений за сверхурочную работу. Лишенцы не были включены и в систему снабжения продуктовыми и потребительскими товарами. А ведь нормирование в Советской России, начиная с 1918 г., охватывало большую часть товаров и напрямую зависело от социального статуса гражданина.

Введение в 1928/1829 г. карточной системы предназначалось только для «трудящегося населения и членов их семей» и полностью исключало лиц, лишенных избирательных прав.

«Безработица, выселение из квартиры и города, лишение продуктовых карточек, медицинской помощи и пенсии, изгнание детей из школы, отчуждение друзей, сослуживцев и родных – такова была перспектива для лишенного права избирать и быть избранным в Советы».

При призыве в армию на каждого призывника райвоенкоматом обязательно делался запрос о его социальном происхождении. Последнее подразумевало ответ и на то, является ли призывник сыном лишенца и, таким образом, лишенным избирательных прав. В этом случае лишенец подлежал зачислению только в штрафную роту и тыловое ополчение.

Положение лишенцев на Южном Урале не отличалось от их положения в других регионах страны: на них распространялись те же законодательные и юридические акты и партийные установки. В конце 1920-х гг. прошла массовая кампания по выселению лишенцев из коммунального жилья, совпавшая с активизацией антирелигиозной деятельности. В местной печати публиковались резолюции рабочих собраний с призывами очистить муниципальное жилье от лишенцев. Так, 27 декабря 1929 в газете «Челябинский рабочий» появилось следующее заявление: «Рабочие чаеразвесочной фабрики, учитывая жилищный кризис в Челябинске, в связи с постройкой тракторного, цинкового и других заводов, вполне поддерживают резолюцию красноармейцев комполитсостава 171 полка об уплотнении квартир и выселении чуждого элемента из коммунальных квартир».

Фактически после проведения кампании по муниципализации жилья, т.е. передачи частных владений в городскую собственность (начало 1920-х гг.), «чуждый элемент» лишался жилья как такого. Горкомхозу предписывалось «проверить состав жильцов коммунальных домов и раз и навсегда освободить их от нетрудового элемента».

Показательным выселениям, широко освещавшимся прессой, подверглись известные в Челябинске священнослужители – епископ Петр (Холмогорцев) и протопоп В. И. Кудрявцев. Параллельно с выселением лишенцев из коммунальных квартир была развернута кампания по исключению их детей из школ. В статье «Из всех щелей» (газета «Челябинский рабочий» от 7 марта 1929) содержалась жесткая критика в адрес Челябинского гороно, не принимавшего в этом направлении решительных мер и благодушно относящегося к тому, что «челябинская центральная школа вплоть до последнего времени является местом, где проходят «курс науки» «маменькины сынки», дети торговцев, попов и лишенцев всяческого рода». 

Инструкцией о выборах был установлен и порядок восстановления в избирательных правах. Предполагалось, что с ходатайством о восстановлении можно было обращаться «при условии, если эти лица в настоящее время занимаются производительным и общественно-полезным трудом и доказали лояльность по отношению к Советской власти». Лишенцы имели возможность обжаловать решение избирательных комиссий в недельный срок со дня опубликования или ознакомления со списком лишенных избирательных прав.

<…> Просьбы о восстановлении в избирательных правах с конца 20-х годов удовлетворялись в значительно меньших случаях, чем оставлялись без изменения, в отличие от предыдущего периода. <…> Просьбы о восстановлении в избирательных правах мотивировались в первую очередь пролетарским происхождением, занятием общественно-полезным трудом и работой по найму, преклонным возрастом.<…>

В 1936 г. избирательные права были предоставлены всем лишенцам.

И. В. Сталин, выступая на VIII Чрезвычайном съезде Советов 25 ноября 1936 г. с докладом «О проекте Конституции Союза ССР», отметил: «Советская власть лишила избирательных прав нетрудовые и эксплуататорские элементы не на веки вечные, а временно, до известного периода. Было время, когда эти элементы вели открытую войну против народа и противодействовали советским законам. Советский закон о лишении их избирательного права был ответом Советской власти на это противодействие. С тех пор прошло немало времени. За истекший период мы добились того, что эксплуататорские классы уничтожены, а Советская власть превратилась в непобедимую силу».  

Конституция СССР, принятая 5 декабря 1936 г., законодательно установила всеобщность выборов для всех граждан страны, достигших 18 лет, независимо от их социальных различий, в том числе имущественного положения и прошлой деятельности. Избирательных прав были лишены только умалишенные и лица, осужденные судом с лишением избирательных прав. Пленум ЦК ВКП(б), состоявшийся 23 февраля – 5 марта 1937 г. и посвященный подготовке партийных организаций к выборам в Верховный Совет СССР по новой избирательной системе и соответствующей перестройке партийно-политической работы, еще раз подтвердил всеобщность выборов. 

Итак, лишение избирательных прав граждан страны по экономическим, социальным и политическим мотивам как одна из чрезвычайных мер воздействия затронула значительную часть населения. За период с июля 1918 г. по сентябрь 1936 г. – время существования данной карательной меры – это позволило путем нейтрализации значительной массы населения проводить экономическую политику и в городе в области сельского хозяйства. Кроме того, лишение избирательных прав явилось первоначальной стадией использования последующих репрессивных действий. <…>

Для понимания масштабов и динамики кампании лучше всего, не пугаясь обилия цифр, обратиться к сводной таблице «лишенцев». Бросается в глаза, что основной удар режим наносил по наиболее социально независимым от государства и активным, деятельным слоям общества 1920 – 1930-х годов – торговцам, предпринимателям, зажиточному крестьянству, лицам "свободных профессий" из числа интеллигенции – тем, кто мог составить основу правового, гражданского общества, ростки которого стали появляться в годы нэпа.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment